Человек-паук (2002) — Пересмотр! #87 — Перетрение

Мой выбор любимых супергероев с детства донельзя банален. На первом месте почти всегда был Бэтмен, а на втором – Капитан Америка, в основном из-за играющего его Криса Эванса. Но был ещё один герой, с которым я познакомился раньше этих двоих, и именно он стал предвестником одного из моих главных увлечений по жизни.

Мультсериал про Человека-паука 1994 года, что у нас принято обожать (а вот на Западе, как ни странно, его любят куда меньше), мне попадался довольно редко. Потому моё главное знакомство с ним было через картины Сэма Рэйми. Первые два фильма у нас крутили по телевизору очень часто – даже не знаю, сколько раз они попадались на Первом Канале. Из-за этого у меня вышла схожая ситуация, что была с первыми двумя частями «Часа пика» – два фильма в воспоминаниях сливались в один. Даже смотря начальные титры первой части, я чувствовал сигналы несоответствия.

Когда я думаю о роскошных вступительных титрах Человека-паука от Сэма Рэйми под божественную музыку Дэнни Эльфмана, я всегда вспоминаю вторую часть. Сине-красный фон с паутинкой и прочее – это, конечно, мило, но где мои рисунки кадров из предыдущей ленты? Знание того, что её и нет, увы, несильно помогает справиться с диссонансом.

Последующие кадры, к счастью, сразу приводят в чувство – да, это именно первый фильм, когда половозрелые актеры притворялись школьниками. На дворе 2002 год, отчего подобное почему-то всё ещё было приемлемо даже в кинематографе. Монолог в начале всегда меня немного забавлял и сбивал с толку. В нём настаивают, что это серьезная, мрачная история. Но нет, нифига.

То есть история не детская, но наивности тут хватает. Видно, что Рэйми вдохновлялся ранними комиксами о Пауке. Неопределенность от смешения того, что показывают и того, как сие преподносят, остается с тобой на весь хронометраж. К счастью, это быстро принимаешь как должное, отчего оно чаще идёт происходящему в плюс, нежели нет. Не только первая картина, но и вся трилогия нулевых о паучьем герое ощущается как уникальный продукт со своим настроением, который не перепутаешь ни с каким другим кинокомиксом.

Такая вот выходит история становления героя – типичного, близкого к карикатурному ботаника Питера Паркера (Тоби Магуайр) случайно кусает генномодифицированный паук. А где-то в этом же городе и в это же время ученый-бизнесмен Норман Озборн (Уильям Дефо) под страхом потерять финансирование от военных пробует на себе экспериментальную формулу суперсолдата. Из-за последнего в нём просыпается вторая личность, благодаря которой он становится суперзлодеем Зеленым Гоблином. Ах да, сын этого ученого Гарри (Джеймс Франко) – лучший друг главного героя. Сами знаете, мир тесен.

В комиксах подобное воспринимается проще – там есть свой мир с кучей уже существующих суперперсонажей. А тут в абсолютно обычном мире примерно в одно и тоже время проявляются и супергерой, и суперзлодей. Как удобно!

Ругать за это сценариста Дэвида Кеппа сложновато – если взглянуть на все вышедшие до этого супергеройские ленты, то там не стояло такой проблемы ввода персонажей. У Бэтмена есть Готэм, у Супермена – планета Криптон, у Людей Икс – история о мутациях. Всё это достаточно хорошо ложилось как бэкграунд для обособленных лент. Здесь же у авторов есть Нью-Йорк, нет лицензии на других героев Marvel, а сама идея мира героев, как она есть в первоисточнике, тогда была скорее чужда массовому зрителю. Видно, выкручивались как могли.

Когда есть рамки, есть и возможность проявить себя в том, как именно ты хочешь рассказать историю. Если в чём «Человек-паук» и преуспел, так это в показе становления героя. На экскурсии класса, где Питера и кусают, мы слышим описания пауков от экскурсовода – и всё перечисленное становится его новыми способностями. В последнем кадре с этого места нам даже дают список всех особенностей модифицированного паука на мониторе Sony.

Tobey Maguire in Spider-Man (2002)

Здесь довольно заметный продакт-плейсмент, но это даже весело. Я крайне рад, что главный герой впервые тренирует метание паутины на банке Dr. Pepper. Поскольку, если вы не знали, это лучший напиток в истории человечества. А вот как относиться к тому, что грузовик Carlsberg помогает ему поймать своего первого преступника, я даже не знаю. Впрочем, когда выясняется, что он мог остановить его раньше, даже не надев маску, и бездействие для него оказалось губительным, то грузовик пива начинает служить метафорой горького глотка, который приходится выпить юному Паркеру на пути становления героем.

Квинтэссенцией же веселья на пути метаморфозы в ряженого спасителя становится битва на ринге, где, ради быстрой наживы, Питер впервые примеряет альтер-эго Человека-Паука. Тут на стойке регистрации Октавия Спенсер прикольнется, а заводилой на рынке оказывается не кто иной, как Брюс Кэмпбелл. Мы впервые слышим от прежде стеснительного героя вдруг из ниоткуда взявшиеся, но смешные остроты, а паучья сила даёт о себе знать почти в полной мере.

Ситуация с «Человеком-пауком» получается удивительная. Мне эта лента очень нравится, она смотрится легко и приятно, но о её проблемах и недостатках мне есть что сказать куда больше, чем о достоинствах. Вероятно, дело в том, что я слишком к ней привык – когда что-то с тобой прожило так много лет, ты уже привык к плюсам, а минусы для тебя оказываются в новинку.

Больше всего меня в этом плане удивила сцена, где Паук дерется с ворами на камеру, чтобы потом продать снимки. Время от времени вместо человека в костюме на экране скачет компьютерная модель – причём сие бросается в глазе не из-за слабых текстур, а по причине излишне плавных, неестественных движений. И здесь эта модель подменяет человека в самом обычном сальто на земле. Зачем?

Актерская игра скачет туда-сюда весь фильм. В сцене, когда дядя Бен (Клифф Робертсон) даёт То Самое напутствие своему племяннику Питеру, последний внезапно реагирует как взрослый, пародирующий типичного подростка. Это выглядит дико неуместно, словно Магуайр не знал, как сыграть сцену. Но он хотя бы понимает, что делает в большинстве случаев, когда как играющий его друга Франко весь фильм выглядит исключительно потерянно. Не удивлюсь, если причина окажется в том, что ему каждый день было неловко на съемочной площадке.

Из троих главных положительных персонажей постоянно адекватной и аутентичной оказывается лишь их одноклассница и романтический интерес Мэри Джейн Уотсон. Кристен Данст, может, и не выглядит как подросток, но играет как таковая. Ей верить не составляет никакого труда. А уж её сцена поцелуя под дождём так хороша, что это было одно из немногих, если не единственное, проявление романтики, что мне нравилось даже в детстве, когда я ненавидел все эти «девчачьи штуки».

Злодей в исполнении Дефо воспринимается странно далеко не только из-за работы актёра. Часто заметно, что его сцены, связанные с перевоплощением или общением с его внутренним злом, склеены из разных дублей. Буквально за миллисекунду у человека меняется поза и выражение лица – даже Джим Керри так быстро не может.

При этом против его излишней мультяшности или нелепого костюма я ничего не имею – наоборот, последний мне очень даже нравится. Он такой устрашающий и нелепый одновременно, умилительное зрелище. Раз уж школьник в этой вселенной внезапно оказывается, помимо прочих талантов, дизайнером уровня Стива Дитко, то, видимо, любой умный человек там может сделать крутой и по-хорошему шизанутый костюм.

«Человек-паук» 2002 года для меня прежде всего приятное детское воспоминание. Это был супергеройский фильм, который увлёк меня независимо от первоисточника и ещё до того, как я стал им увлекаться. Причём не то что бы с годами фильм стал хуже – он всё такой же наивный и захватывающий, а с великой силой всё ещё приходит великая ответственность.

Увидеть в монтаже первых подвигов Паучка «грязного» стенд-ап комика Джима Нортона («Луи») было неожиданно, но это вполне соответствует несуразному духу картины. Радует, что даже спустя столько лет «Человеку-пауку» есть чем меня удивить.

8 из 10