Долбанутые (1999, 2001) — Пересмотр! #78 — Перетрение

Или «Потерянные», «Квартиранты» (так его, например, назвали в переводе книги «Первому игроку приготовиться»), «Разделяя пространство» и ещё как только у нас не переводили Spaced. Насколько знаю, сериал никогда официально для русскоязычной аудитории не адаптировали, так что я сойдусь на самом распространенном варианте. Он не самый удачный, но у меня отторжения не вызывает.

После проката в целом одном кинотеатре «За пригоршню пальцев» Эдгар Райт попал в поле зрения будущих создателей сериала Little Britain (у нас известный как «Ваша Бриташа» – угадайте, как называется его русская адаптация) и благодаря им стал режиссёром на BBC. Поснимав то тут, то там, он познакомился со Саймоном Пеггом и Джессикой Стивенсон. В последствии они предложили ему стать режиссёром написанного ими сериала.

Причём сделали это сильно заранее, что не принято на британском телевидение, где обычно режиссёров берут в последнюю очередь. Пегг и Стивенсон писали главные роли для себя. Даже друг Саймона, Ник Фрост, сам себе придумал героя, ставшего для него первой ролью на ТВ.

Первый сезон вышел в 1999-ом, второй – 2001-ом, и Channel Four был заинтересован в продолжении. Однако умы Райта и Пегга уже захватило желание сделать полнометражку, которую канал финансировать отказался. Так что их пути разошлись, а дело так и встало за 14 сериями – по 7 в каждом сезоне.

Сюжет завязан на том, что художник-комиксист Тим (Пегг) и лентяйка с амбициями писательницы Дэйзи (Стивенсон) встречаются в кафе и выясняют, что у них общая проблема – они ищут жильё. Однажды они находят подходящий вариант, однако в объявлении написано, что он «только для пар». Потому таковой они и притворяются.

Simon Pegg and Jessica Hynes in Spaced (1999)

Значит, на этом и будет строится всё шоу? На попытках притворится парой, а потом они небось и правда влюбятся, а потом разлюбятся и так далее… Нет, и близко не так. Наши главные герои и их немногочисленные друзья и соседи сталкиваются с самыми разными проблемами – поиском работы, романтической пары, собаки и способов оправдать безделье. Если думаете, что хоть одна из 24-минутных серий будет напоминать один из типичных шаблонов ситкомов, то вы ошибаетесь.

Достигается это в том числе и благодаря довольно уникальной способностью сериала смешивать приземленную действительность с сюрреалистичными деталями. Главное достижение авторов в том, что ты никогда не задаешься вопросом «что за чушь я смотрю?»: происходящее всегда видится логичным и связным. Ну да, перестрелка с юными гопниками на пальцах – ничего необычного, нам ведь и раньше показали, что это есть в инстинктах любого мужчины.

Nick Frost, Mark Heap, Simon Pegg, and Reece Shearsmith in Spaced (1999)

Помогает и то, что второстепенные герои здесь один вычурнее другого. Сосед снизу Брайан (Марк Хип) – параноидальный концептуальный художник, описывающий своё специфическое мастерство пятью ключевыми эмоциями. Его домогается хозяйка дома, алкоголичка Марша (Джулия Дикин), а сам он тяготеет к подруге Дэйзи, жертве моды во всех смыслах Твист (Кэти Кармайкл). Антиподом по мужеству, но равным по безумию ему ставится лучший друг Тима, военный энтузиаст Майк (Ник Фрост), однажды попытавшийся захватить Париж на угнанном танке.

Так же нас время от времени радуют и всяческими камео: сам режиссёр лежит обдолбанным в самой первой серии. Во втором эпизоде второго сезона одного из государственных агентов играет со-создатель «Шерлока» и исполнителю там роли Майкрофта Марк Гэтисс, а давшего объявление о квартире оператора воплотил Рики Джервейс. Более частые появления достались Биллу Бэйли и Питеру Серафиновичу, сыгравших начальника Тима и парня, уведшего у него девушку соответственно.

Однако мой любимый персонаж во всём сериале – гиперактивный курьер Тайерс (Майкл Смайли), не способный подолгу удерживать внимания на чем-либо. Он появляется всего в двух сериях, но завораживает своей способностью уйти в танцевальный транс от скопления обыденных звуков вроде кипения чайника или шума светофора. Его первое появление так и вовсе приходится на мою любимую серию, «Эпитафии» – шестую в первом сезоне, где его под конец преподносят чуть ли не как мифическую фигуру. Хотя на самом деле нет – и это ещё одно подтверждение, что сериал всегда успевает остановить себя, прежде чем уйти в полную дичь, причём весьма забавным и в тоже время элегантным способом.

По большому счёту у меня всего две проблемы с «Долбанутыми». Первая – картинка. Аспект чисто технический, ибо к самой операторской работе не прикопаешься – уже тогда Райт следил за камерой как мало кто другой, особенно из комедийных режиссёров. Дело в том, что изображение зачастую выглядит выцветшим, словно полежавшая на солнце пленка. Понятное дело, что больших денег и сверхмастеров по цветокоррекции в распоряжении авторов не было. Но постоянная бюджетность изображения порой надоедает.

Mark Heap in Spaced (1999)

Вторая проблема уже выходит из поля дурацкой придирки: эпизодам не хватает общей связности, которая давала бы понять, что именно за произведение ты смотришь. Первый сезон отлично работает как сборник самостоятельных историй с общими темами и героями. При этом произошедшее в сериях регулярно давало о себе знать и дальше, что в ситкомах бывает не всегда. Второй сезон же стал делать больший акцент на происходящем с героями в течении всех эпизодов. Но при этом разрозненный подход к каждой серии так и остался. Всё бы ничего, но в итоге сериал в голове распадается на детали, а общая картина становится размытее, чем хотелось бы.

Если «За пригоршню пальцев» является зрелищем для совсем уж отъявленных фанатов Эдгара Райта, то «Долбанутых» однозначно стоит посмотреть каждому, кто заинтересован в его – и/или Саймона Пегга – творчестве. Более того, я со спокойной душой могу порекомендовать сериал любому, кто мало-мальски заинтересован поп-культурой – местных отсылок хватит с лихвой, а их изобретательность не раз заставит улыбнуться. Да и в целом такой оригинальный ситком пропускать не стоит. Тем более своей продолжительностью он не отнимет слишком много времени.

Первый сезон: 9 из 10
Второй сезон: 8 из 10