Ледниковый период (2002) — Пересмотр! #17 — Перетрение

В детстве я редко ходил в кинотеатр, и потому неплохо помню каждый свой новый поход в зал с гигантским экраном. Впервые в жизни я там оказался вместе со своей группой из детского сада в 2002-ом году, за несколько месяцев до начала обучения в школе. Мы пошли в только-только отреставрированной кинотеатр «Космос», который мог похвастаться своей звуковой системой Dolby Surround 5.1. Кому же выпала честь стать первым фильмом, что я увижу в кинотеатре? Да, это был именно что «Ледниковый период» – первый опыт Blue Sky Studios на поле создания полнометражных мультфильмов.

Люди, стоящие за студией – настоящие ветераны своего дела. Её соучредитель Крис Уэдж работал в своё время ещё над «Троном» 1982 года. В 1990 он встретил Карлоса Салдану, которого пригласил художником в не так давно открывшуюся Blue Sky. А в 1999, когда вышел «Бойцовский Клуб», где был нарисованный этой студией пингвин, Уэдж получил «Оскар» за короткометражку «Банни». На тот момент из студий, занимавшихся трехмерной анимацией, подобное достижение было только у Pixar. Так что неудивительно, что три года спустя появилась уже полнометражная работа студии, за рулём которой был именно что Уэдж. Хоть и не один, но уже с давним партнером Салданой.

Нельзя не заметить, что за 14 лет графика несколько устарела. Идеальной иллюстрацией этого служит финальная сцена, где на песчаном пляже песка нет, а только трескающийся как камень светло-коричневый пластик. Да и то, как тогда делали снег, кардинально отличается от нынешних методов крупных студий.

Тем не менее, «Ледниковый период» с визуальной точки зрения примечателен тем, что все в нем придерживается определенного стиля, что серьезно помогает в общем восприятии. Скажем, если в «Хорошем динозавре» люди жаловались, будто мультяшные персонажи в таком фотореалистичном окружении выглядят уж больно странно, то здесь такой проблемы нет. Стоит только приглядеться к формам и линиям на камнях или же тому, как именно идет излом в начале и конце фильма, то нетрудно представить, как это выглядело на ранних эскизах раскадровки. Главные герои на этих раскадровках смотрелись бы уместно, так что за художественную целостность фильму однозначно плюс.

Про вступление с саблезубой белкой Скрэтом (которую, кстати, озвучивает режиссер Уэдж) я говорить не буду – она в своем роде уже стала классикой. А вот когда дошло дело до говорящих зверей, в том числе гигантского ленивца Сида, то нас встречают очень неприятной мелочью. А именно тем, как Сид пытается стряхнуть экскременты, в которые случайно наступил. Мало того, что эта шутка мерзка сама по себе, так ещё и затянута. Мы даже видим, как коричневые маленькие кругляшки трехмерной анимации летят в глаз носорогу. Как ни странно, но это вообще единственная подобная шутка в фильме и мне искренне непонятно, как она сохранилась в итоговом продукте.

В фильме не так уж много сюжетного повествования. Нам лишь объясняют, почему нелегкая свела в одну компанию мамонта Мэнни, ленивца и саблезубого тигра Диего в одну стаю и как в стечении обстоятельств – в основном из-за человеческого младенца, которого Сид хочет вернуть людям – они становятся друзьями, хотя и не думали о подобном в начале. Картину легко разделить на сцены в своем сознании, и, вспоминая её, ты прежде вылавливаешь в памяти отдельные моменты, а не цельную картину. Можно даже поэкспериментировать и попробовать напрячь память – что вспомнится раньше: сцена с похищением арбуза или побег от разбушевавшегося вулкана? Как ни странно, это играет фильму на пользу: он запоминается как фильм-приключение, как ленты о Индиане Джонсе (если считаете, что я перегнул палку – напишите об этом в комментариях). Когда его вновь показывают по телевизору, то в него тут же вливаешься. В целом картина не надоедает с каждым новым пересмотром. Если, конечно, они не происходят слишком часто.

Меня всегда удивляло, что оригинальный «Ледниковый период» заметно отличается от своих сиквелов. Лучше всего это видно по тому, что только в этой части есть люди. Причем скорее доисторические люди, но уже с племенным строем и прирученными волками, что по идее заметно приближает действо фильма к нашему времени. А так как мы понимаем речь животных, то не понимаем людей. Это отличная находка, заметно добавляющая веса мультфильму как не просто безделушке с говорящими животными.

Также тут есть пара очень толковых драматических сцен, вроде тех, где умирающая мать передаёт младенца, с надеждой смотря в глаза мамонту, или когда ребенка уже встречает сородичей в конце. Ко всему этому тут ещё здорово вплетена предыстория Мэнни, в которой легко понять, почему в начале картины он такой грубый и не идет вместе с остальными зверьми на юг.

Очень хорошо подчеркивает происходящее музыка Дэвида Ньюмана, а монтаж с путешествием в середине под Ruster Root – Send Me on My Way уже настолько залип в памяти, что становится просто невозможно воспринимать песню отдельно от фильма.

А ещё я всегда любил доисторических зверей. То есть я вообще зверей люблю, но вот вымершие экземпляры зачастую вызывают особый интерес. Полагаю, это тоже повлияло на восприятие фильма.

8 из 10