Запрещённое мнение #8 — Девушка из кафе (2005) — Перетрение

Не все знают, но ваш покорный слуга и автор рубрики «Пересмотр!» на этом сайте начинал свои писательские потуги именно на поле фантастики, а его ярым стремлением было написать книгу. И не поверите, но мне это удалось, хоть из-за малого опыта и прочих обстоятельств качеством сие произведение не блещет, и при чтении отрывков из него становится стыдно. Тем не менее, я все ещё лелею планы насчет своей новой книги в жанре фантастики и вышедший сегодня в рамках «Запрещенного мнения» текст вполне может стать частью этой книги. Поживем – увидим.

Эшлин просто лежала на диване. Опустошение было невероятным, она чувствовала себя преданной. Её переполняла бы ярость, если бы не эта слабость в теле. Трудно осознавать свое существование, когда понимаешь, что твой мир окончательно разрушен.
А он сидел в кресле напротив. Они оба не знали, кем друг другу сейчас приходились. Она знала Криса Джонса – агента НСД, жертву множественных экспериментов над своим телом, человеком без прошлого. Как и она, у него была амнезия. Но теперь это был Женя Кононов – паренек из Сибири, которому не повезло оказаться на службе у сверхсекретной организации, стать пешкой в её жестокой игре.
А Эшлин все ещё была этой пешкой. Она искала своего пропащего соратника и наставника, друга и родственную душу. А нашла такого же запутавшегося по жизни человека, как и она.
Смотря на то, как Эш рефлекторно посасывала ту часть губы, на которой был шрам, Женя вдруг заговорил:
– Знаешь, я тут вдруг один фильм вспомнил. Сценарий к нему написал мастер романтических комедий, чью фамилию я всё время забывал. Моя мама обожала его «Реальную Любовь», потому что благодаря русскому дубляжу не знала, что там была матерщина. А режиссером был парень, снимавший фильмы о Гарри Поттере. Знаешь Гарри Поттера?

Она открыла рот, пытаясь сказать что-то, но звука не было. Так что ему пришлось довольствоваться слабым мотанием головы собеседницы.
– Это такая сказка про мальчика-волшебника и школу волшебства, – продолжил Женя, – но неважно. В начале, кажется, что эти двое просто сняли очень неловкую мелодраму об одном немолодом человеке, случайно встретившим девушку в кафе. Но потом там начинается политика. И о боги, какая там политика…
Женя поцокал языком. Эш никак не отреагировала. Откровенно говоря, она абсолютно не понимала, к чему он ведет.
– Знаешь, раньше ведь всё стояло на политике. До того, как стало известно о существовании пришельцев, до побега всех мутантов из тюрем – одним словом, до вторжения, до Конца Света…
От последних слов у неё ещё сильнее разболелась голова. Только не это, только не сейчас. Слишком болезненны воспоминания.
– Куча людей в костюмах сидели в своих роскошных апартаментах  и решали судьбы сотен миллионов голодающих детей, на которых им было скорее наплевать. Да, Эш, так и было… Прикинь, я помню…

Он всё продолжает хвастаться своей новообретенной памятью, хоть и не специально. Её от этого разъедало изнутри. Она готова была молиться кому угодно, лишь бы эта слабость и боль прошла.
– Но вот главному герою было не наплевать. Будучи на саммите, где были главы восьми сильнейших на тот момент стран этой планеты, он продвигал некий план тысячелетия, который должен был помочь сократить нищету в мире. Но он был малоприметным политиком и мало что мог сделать. Его девушка из кафе… извини, забыл сказать, она поехала на саммит вместе с ним. Так вот, она вроде бы понимала, что нельзя просто взять и разжалобить главных политиков мира тем, что каждые три минуты в Африке от голода умирает ребенок. Но она, видимо, не могла себя сдержать, отчего не боялась высказываться когда не просили. Она была боец, как ты.
Боль вдруг начала уходить из её головы. Она не знала, дело ли в её неконтролируемых сверхспособностях, что порой ей помогали, или это все рассказ Криса… то есть Жени.
– Конечно, концовка получилась немного смазанная, с милой надеждой на то, что всё было не зря. Но блин, это всё равно был куда более депрессивный фильм, чем я мог только представить. Так или иначе, по большей части концовку приходится додумывать самому. Всё ли у них наладилось, неужели её пламенная речь действительно подействовала не только на министра финансов Великобритании и его советника, главного героя. Понимаешь, есть в этом фильме какой-то серьезный кусок того мира, что казался мне и всем нам тогда естественным и нерушимым. Все эти города с сетью электричества и канализации, эти регулярные армии, стерегущие границы… И, конечно, эти дядьки в костюмах, которые почему-то считались главными на планете. Нашей планете, когда ещё не было хаоса, а стремление к лучшему миру казалось естественным.

Она, наконец, поймала нить его мысли. Да, это было то, что ей стоило услышать. Что все вокруг не всегда было Диким Западом, заполненным всяческими уродами и просто мутантами. Что о НСД ещё не знали, потому что не было нужды о нем знать. Как можно не мечтать о том, что раньше считалось обычной жизнью, доступной более чем половине многомиллиардного населения Земли?
Ей стало лучше. На душе словно отлегло, да и тело вдруг захотелось двигаться. Всё, что с ней недавно произошло, ушло в её мыслях на второй план.
– Ты как? – спросил он, наблюдая, как она поднимается с дивана.
– Лучше. Ты прости, я такая стерва, но сколько же всего произошло. А теперь ещё и ты…
– Так со мной все хорошо. – Он улыбнулся, как никто другой. Она не знала никого, кто мог так же улыбаться. – Я изменился, но я рад измениться. Извини, что не остался тем, к кому ты привыкла.
Эш пошла в ванную, включила раковину и сполоснула лицо. Она увидела свое личико, прилипшие ко лбу блондинистые волосы, слегка неровно сросшуюся нижнюю губу. А ещё она увидела себя. Заблудшую овечку, увидевшую ещё одного мертвого пастуха.
Но она была жива, как и раньше, и это не переставало её удивлять. Теперь, впервые за долгое время, ей удалось почувствовать себя живой. Почувствовать в себе желание жить.
Неужели ей в этом помог Крис и его дурацкий рассказ о кино про девушку из кафе? Возможно. Она сама уже много месяцев не смотрела кино – просто не было возможности. Похоже, надо будет посмотреть. Как и Гарри Поттера, кем бы он ни был.

Мыслями делился

Настолько люблю пересматривать, что целую рубрику об этом веду. Интроверт, поп-культурный наркоман. Куплен Диснеем на не самых выгодных условиях.