Дружеская политкорректность — Запрещённое мнение #35 — Перетрение

В конце 2017 года на Netflix наконец-то был выложен один из самых популярных комедийных сериалов последних десятилетий «Друзья». Но, несмотря на отличную репутацию в прошлом, сериал получил со стороны нового поколения достаточно неоднозначную оценку.

И дело не в том, что юмор стал менее смешным (кто-то скажет, что он всегда был так себе, а выезжал сериал совсем на другом). Дело в том, что милая и безобидная история о шести друзьях вдруг начала казаться рассадником неполиткорректных шуток.

Избалованные PC-культурой (прим. ред. «political correctness» – политкорректность), миллениалы и представители поколений Y и, наверное, Z начали обвинять сериал в гомофобии (потому что один из персонажей комплексует из-за того, что его жена после нескольких лет брака оказалась лесбиянкой), трансфобии (потому что один из персонажей страдает от психологической травмы из-за транссексуальности его отца), фэтшейминге (потому что одна из героинь была толстой и подвергалась за это в детстве насмешкам) и ещё много в чём.

К сожалению, PC-культуре не очень важен контекст. Типичный её сторонник похож на человека, плотно замотанного в пупырчатую плёнку. Он старается обезопасить себя от любых внешних воздействий, но боже, как ему нравится звук лопающейся пупырки! Потому он намеренно врезается в расставленные вокруг препятствия, обвиняя других в том, что они поставили их на пути. Но главное – не всё, что он считает препятствиями, является таковыми.

С другой стороны, а кто не любит лопать пупырку?

Что такое политкорректность? Публицист Агнешка Колаковска достаточно точно указывает, что это «идеология, которая предписывает веру во всеобщее либеральное согласие» (Колаковска А. Цит. соч.). Допустим, пришло либеральное общество к тому, что трансфобия – это нехорошо. С этого же момента любые проявления её начинают быть простым маркером, на который тут же отреагирует политкорректный либерал. Во-первых, так проще – ведь зачем пытаться проанализировать контекст и понять, было ли то или иное явление уместно в данной ситуации – особенно в художественном произведении, которое может отражать определённую временную эпоху или через негативные на первый взгляд проявления раскрыть персонажа и лучше отразить те или иные черты. Во-вторых, а ты попробуй выказывать другую точку зрения, давление общества сильно как никогда. Важно понимать, что политкорректность – это именно что идеология, которая базируется не на такте и вежливости, а на нормированности, абстракции равенства и на молчании большинства.

Ещё в 1835 году французский политический деятель Алексис де Токвиль писал «В Америке […] до тех пор, пока большинство не имеет единого мнения по какому-либо вопросу, он обсуждается. (прим. ред.: то есть после принятия консенсуса обсуждение и высказывание альтернативных мнений уже невозможно) […] В Америке границы мыслительной деятельности, определяемые большинством, чрезвычайно широки. В их пределах писатель свободен в своём творчестве, но горе ему, если он осмеливается их преступить… […] Ему отказывают во всём, даже в славе». (Токвиль А. Демократия в Америке. М.: Прогресс, 1992, с. 199-200).

Уберём Америку из уравнения, сейчас как-никак глобализация, а писателей заменим на любых творческих деятелей. И что выходит? Ситуация не изменилась за две сотни лет? Если делать что-то не столь безопасное и коррелирующее с мнением либерального большинства, то всё, что тебя ждёт – это недоумение со стороны других людей?

Конечно, всё не совсем так. Мировая культура и отношение к ней масс всегда развивается если не по спирали, то, как минимум, с определёнными флуктуациями. Есть более свободные и открытые времена, есть менее свободные и открытые. Есть свои локальные эпохи Возрождения, есть свои небольшие Средневековья. Даже тот факт, что каких-то десять лет назад сериал «Друзья» не вызывал никаких вопросов (разве что кроме вопроса «Как эти молодые люди с низким достатком могут себе позволить квартиры в центре Нью-Йорка?») говорит о том, как быстро всё меняется. И, чтобы ещё нагляднее подтвердить эту точку зрения, мы отправимся ещё немного назад во времени и поговорим о других «Друзьях». «Друзьях» 1971 года. Внимание, дальше будут спойлеры.

Молодой 15-летний паренёк из богатой, но не очень счастливой семьи встречает 14-летнюю сироту-француженку. Они быстро находят общий язык и видят, что могут помочь друг другу. В их жизни происходит мало хорошего, потому они решают сбежать. К счастью, у героини есть на примете коттедж её покойного отца, находящийся вдали от населённых пунктов.

Но когда ты ребёнок или ранний подросток, выживать в изоляции от окружающего мира совсем непросто. Все мы помним «Повелителя мух». Но тут, разумеется, до такого, не доходит, хотя паре приходится очень непросто, особенно с точки зрения еды и работы.

Хорошо, что не доходит!

А вот с чем у них всё хорошо, так это с любовью. Постепенно романтическая история о в какой-то степени запретной невинной любви перерастает в графическое изображение детского секса с детской обнажёнкой. Да, технически герои ранние подростки, но выглядят очень юно, потому иначе как ЦП это сложно воспринимать.

Дальше – больше, ведь через какое-то время главная героиня беременеет. Разумеется, обращаться к специалистам наши возлюбленные не хотят, потому, имитировав некое подобие свадьбы, решают рожать и выращивать ребёнка самостоятельно. И, да, в фильме присутствует очень долгая, натуралистичная и графичная сцена детских/раннеподростковых родов.

Что касается художественной составляющей фильма, то он очень даже неплохой. Всегда интересно понаблюдать за сюжетом вроде «люди поставлены в сложную ситуацию в рамках закрытой системы – и вынуждены идти на всяческие ухищрения, чтобы выжить». Но графичность, детальность и широта затрагиваемых тем по современным меркам если не шокирует, то удивляет. Да, конечно, такое выходит и сейчас, но для полноты восприятия ситуации стоит добавить, что этот фильм был номинирован на премию Золотой Глобус. А ещё на Грэмми за лучший саундтрек. Который писал, внимание, Элтон Джон.

Итак, номинированный на одну из важнейших международных премий фильм с саундтреком Элтона Джона и элементами детской/подростковой порнографии и сценами детских/раннеподростковых родов. Давайте представим такое сейчас – и вот уже сцены из сериала «Друзья», вроде той, где Рэйчел, о боже, пытается закадрить молодого симпатичного ассистента, уже не кажутся такими скандальными и вызывающими.

Конечно, и в своё время «Друзья» 1971 года были восприняты не на сто процентов однозначно. Например, Роджер Иберт поставил фильму 1 балл из 4, вменяя в недостатки как раз излишнюю графичность. Но всё же времена меняются. Либеральный консенсус меняется. И как он будет меняться дальше – зависит только от нас с вами. И давайте постараемся сделать так, чтобы новые его итерации не ограничивали свободу творчества, а делали её шире.