Дети моря: Джейсон Момоа встречает Хаяо Миядзаки — Перетрение

Ужасная чума шагает по планете, оставляя всё меньше надежды на то, что нашим детям доведётся жить в том мире, который они заслуживают. Речь о колоссальном падении качества среди крупнобюджетных анимационных фильмов. Действительно отличных фильмов среди них выходит в год хорошо если два. Принцип минимума рисков выступает ключевым, по меньшей мере, последние лет шесть, за редкими-редкими исключениями. Но и он начинает давать сбои. Нынешний год в этом плане особенно показателен. Работы студии Диснея приносят миллиарды, когда как мультфильм любой другой студии, за парой исключений, несёт сокрушительные убытки.

Конечно, простому зрителю нет никакого дела до студийной аналитики. Он занёс свои кровные на «Историю игрушек 4» и «Короля льва 2019», даже не поняв, какое преступление против кинематографа совершил. Впрочем, мы здесь ищем не виновников, а решения. Отдушиной может служить независимое кино. Отечественный прокат располагает двумя основными направлениями — европейской и японской анимацией соответственно. Первые предоставляют ширпотреб для младшей школы, или же, напротив, авторские опусы, направленные на взрослого, думающего зрителя и прочие оскаровские комитеты. Плохая новость в том, что и здесь удачные проекты можно пересчитать по пальцам одной руки.

Что же касается полнометражного аниме, дела обстоят не в пример лучше. Преградой может быть разве что неприятие жанра или неудачная политика проката в условном Саратове. Остальное — благоволит. Фильмы выходят по меньшей мере раз в месяц, а то и чаще. Японская анимация всегда (уже два десятилетия или около того) занимала особое место в сердцах отечественных зрителей, а в именно последние годы симбиоз между зрителем и кинопрокатчиками и вовсе разросся до настоящего феномена, аналогов которому в мире ещё поискать. Утрированный пример из недавнего: «Промар», вышедший в сентябре, провёл в американском прокате всего пару дней, в России же билет на него можно приобрести даже на момент написания этих строк.

Не последнюю роль в новом всплеске интереса сыграл Макото Синкай, пару лет назад поразивший всех красивым и бесполезным ромкомом «Твоё имя». Пока российский зритель дожидается ноября, чтобы налепить десяток новому шедевру «второго Миядзаки», по совпадению или холодного расчёта, «Ракета-Релизинг» («С любовью, Винсент», «Лелуш воскресший» и всё тот же «Промар») выпускает в прокат картину с весьма похожим визуальным стилем, перекликающимися темами и предельно созвучным названием. Разница только в том, что этот фильм незаслуженно обходят вниманием. Будем в числе тех, кто даст бой вопиющей несправедливости.

Вот обыкновенная японская школьница, зовут её Рука (в дубляже отчётливо слышится более благозвучное, но не менее смущающее «Лука»). Конечно же, у девочки проблемы в семье, да и со сверстниками отношения не складываются. Настолько, что в первый же день каникул между ней и её одноклассницей завязывается потасовка, после которой нашу героиню отстраняют от факультативных занятий по волейболу. Образовавшееся окно Лука заполняет визитом в океанариум, где трудятся её родители, знакомясь там с Уми, который выглядит как обычный мальчик, но по факту представляет из себя что-то среднее между современным Маугли и человеком-амфибией из одноимённого фильма. Как и подобает ребёнку, он оказывается очень позитивным и открытым, быстро сдружась с Лукой. Немногим позже к компании присоединяется старший брат Уми по имени Сора, который отличается большей сдержанностью, граничащей с отчуждённостью. Дальнейшие события описанию практически не поддаются — повествовательная целостность берёт чемоданы в руки и картинно хлопает дверью. Фильм накрывает волной аллегоризма и отстранённых философских размышлений (в количестве, избыточном даже для японского фильма), которая размывает сюжетные линии, превращая происходящее в неполноценную нарезку отдельных сцен из жизни трудящихся океанологов и бездельничающих детей. Полноценно уместить обстоятельный пятитомник манги-оригинала в двухчасовой фильм — задача не самая простая и, с точки зрения связности, режиссёр-дебютант Аюму Ватанабэ (ранее работавший только над сериалами и короткометражками) скорее попал в извечную ловушку «Книга лучше», чем сумел её избежать.

Впрочем, эта единственная, весьма условная и субъективная претензия, окупается прочими аспектами фильма. Утраченная связность не означает утраченную динамику. Держась за голову и недоумевая от происходящего, зритель, тем не менее, наверняка продолжит продираться через дебри и тернии уклончивого нарратива. Основных причин такой магии две. Прежде всего, её поддерживают главные герои. Очень разные, на редкость хорошо прописанные персонажи детей, вызывающие равный интерес как во взаимных действиях, так и обособленно. Каждый из них проходит свой путь и к концу ощутимо вырастает над собой. Первая сцена что Луки, что Соры вызывает у смотрящего скорее лёгкое раздражение, когда как прощаться с ними он будет в состоянии глубокого уважения или даже роняя скупую слезу.

Другое несомненное достоинство ленты — совершенно захватывающая визуальная часть. За производство фильма отвечала маленькая, но гордая контора «Четыре по Цельсию», за долгую свою жизнь успевшая отметиться соучастником в самых разных проектах: от недавних инди-хитов «Mutafukaz» и «Birdboy» до игры «Catherine», перезапуска «Громокошек» и даже проклятого отечественного мультфильма «Первый отряд». Ребята, в общем, опытные и талантливые, что, конечно, находит отражение и здесь, завораживая с первой секунды. Панорамные пролёты камеры, десятки и десятки максимально детализованных морских созданий, напрямую цитирующие мангу красивейшие клоуз-апы — от этого великолепия буквально не оторваться. Своего пика оно достигает в концовке, о которой хочется упомянуть отдельно.

Когда, казалось бы, все точки были расставлены, а конфликты приведены к своему логическому завершению, зрителя без предупреждения накрывает цунами чистейшего сюрреализма, знаменующее собой окончательное превращение самой дорогой рекламы океанариума в философскую притчу, зыбкое и ускользающее воплощение идеи о том, насколько человек беспомощен и, одновременно с тем, могущественен. Здесь и обнаруживает себя истинная сила этого произведения. Последние пятнадцать минут оставляют неизгладимое впечатление, которым остро хочется поделиться, вопреки всей неподатливости материала. Ведь это именно то направление, в котором необходимо пытаться грести, пока ещё не стало слишком поздно.

VIII/10

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.