Урфин Джюс возвращается: Ржавая мельница крутится — посредственные мультики мутятся — Перетрение

Говорить о российском кино…некомфортно. С одной стороны, достойных лент в прокате появляется достаточно. Доминируют, разумеется, драмы, но и прочие жанры не отстают. От простенького боевика (неожиданно успешный «Балканский рубеж») до заковыристых экспериментов (вроде «Вмаяковского») — хорошее отечественное кино сравнительно широко распространено и почти не прячется от желающих его поддержать.

Но штука здесь в том, что позорные представители проката упорно оттягивают на себя всё внимание, от скандального флёра условного «Миллиарда» не скроешься и в бункере. Хотя отдельные провальные фильмы — это ещё не такая беда. В конце концов, на каждого «Юмориста» найдётся свой «В Кейптаунском порту». Настоящая проблема в том, что для наших киноделов до сих пор остаются неразрешимой задачей целые культурные пласты. Самыми неприступными (и, одновременно с тем, самыми массовыми) из них остаются хорроры, сай-фай и полнометражные мультфильмы. Как раз год сегодняшний красочно иллюстрирует некомпетентность ужасов и фантастики в России. Представители первой были готовы поменять игру, может даже потеснить монополиста Подгаевского, но были благополучно забыты («Рассвет»). Вторые пошли ещё дальше. Была заявлена самая настоящая новая волна отечественной фантастики, где бы в течение по меньшей мере полугода ежемесячно появлялся новый представитель. Как результат — оперативная позорная капитуляция. «Эбигейл» и «Тайна печати дракона» пошли сильно ниже любых возможных прогнозов, остальные же, посмотрев на это, трусливо разбежались по границам уже следующего календарного года.

В свою очередь, рынок анимации избрал тактику ненападения и порочных связей умудрялся избегать. Из заметного можно выделить разве что два фильма студии Wizart в самом-самом начале года и очередную бездарную дешёвку «Лицензионных брендов» в мае. Конечно, заметный шаг назад относительно года прошлого (с его трогательным «Дежавю» и невыносимо прекрасной «Гофманиадой»), но хотя бы ничего криминального не случалось.

До этого момента.

Начало было положено в 2015 году. Уже сильно помятая, но всё ещё авторитетная «Мельница» делает глубокий вдох и выпускает «Крепость» — свою лучшую работу за семь прошедших лет и, скорее всего, семь последующих (и это ещё если повезёт). Увы, высокие оценки прессы и зрителей на этот раз не конвертировались в достойную кассу. Фильм собрал в пятнадцать раз меньше, чем вышедший в том же году «Ход конём», что заставило творческий тандем из режиссёра Фёдора Дмитриева и сценариста/продюсера Александра Боярского пересмотреть свои ориентиры, развернуться на 180 градусов и уйти совершенно в другую степь. Кто-то вспомнил, что кроме бесконечного цикла о богатырях и царевичах, в активах студии есть старенький мини-сериал по мотивам «Волшебника страны Оз» и, за неимением лучшего, было решено делать продолжение к нему. План был надёжный. Советская классика виделась куда более кассово привлекательной, чем историческая драма, а заодно можно было обкатать технологию компьютерной анимации, в которой до этого «Мельница» рисовала только свои чудовищные короткометражки про стрёмных собак. Результат оказался удручающим: «Деревянные солдаты» получили довольно прохладные оценки и, что важнее, критически провалились в прокате. «Проект», выпустивший исследование в апреле сего года, оповещает, что фильм замыкает топ-20 самых убыточных картин, созданных при поддержке министерства культуры. Каким может быть лучшее решение в данной ситуации? Выпускать сиквел, конечно же. Пусть оригинал подвинется.

На момент написания этих строк задача уже успешно реализована — сборы первой недели у «Возвращения» троекратно ниже, чем у предшественника. Конечно, это не ключевой показатель, многие отличные мультфильмы от небольших студий проваливаются в прокате, да и сама «Мельница» стабильно страдала от этого недуга в первые годы жизни. Сто пятьдесят тысяч несчастных, которые заплатили за билет, больше интересует качество продукта, а не его кассовые перспективы.

Хорошая новость для всех, кто был недоволен новыми версиями Элли и Тотошки: их в новом фильме вы практически не увидите. Главная героиня (прочувствуйте иронию) под надуманным, откровенно нелепым предлогом принимает статус «дамы в беде» в самом начале фильма и в дальнейших событиях не участвует. Четвероногий друг остаётся рядом с ней и делает настолько ничего, что как минимум ему можно было не возвращать дар речи и сэкономить на дубляже, а как максимум — не переносить в волшебную страну вообще и сэкономить на художниках.

Картинки по запросу урфин джюс возвращается кадры

Казалось бы, отличная возможность сконцентрировать внимание на культовом трио, которое теперь заправляет делами в изумрудном мегаполисе, однако же, не смейтесь, у них экранного времени ещё меньше. Страшила Мудрый успевает толкнуть пару речей, проявив себя как грамотный лидер, Смелый Лев — произнести одну фразу, а Железный Дровосек… в этом фильме есть. После первого получаса всех троих выкидывает из повествования волшебной силой монтажа, причём даже нелепее, чем в прошлый раз. Так что постер, имейте в виду, бессовестно вам лжёт. Титульным героем становится некто по имени Тим, который там тоже, конечно, изображён, но далеко от центра экспозиции и, что важнее, изображён спиной к зрителю. А ведь всем известно: отвернёшь своего героя — отвернёшь свою аудиторию (смотреть сборы «Юмориста» и «Волшебника»).

Проблемы с этим персонажем возникают сразу же. Даже необязательно смотреть сам фильм, достаточно прочитать аннотацию и понять всё. Персонаж будет тащить фильм на дно, своим образом демонстрировать все худшие черты бездарно написанных героев, но сместить с него фокус дольше, чем на минуту — нет-нет, что вы, ни в коем случае. Этот ленивый ход объясняется довольно просто — оказывается, канон. Тим присутствовал в поздних книгах цикла и имел виды на некую Энни, на образ которой, скорее всего и опирается Элли 2.0 из мельничной дилогии . Этот факт снимает вопрос о том, почему имя мальчика выглядит как результат секундного мозгового штурма, но поднимает много новых. Произошёл даунгрейд образа, или версия Волкова тоже никуда не годилась? Оказывал ли он в книге такое же существенное влияние и, если нет, то почему было решено расширить именно его роль, а не сконцентрироваться на других аспектах? Стоила ли рецензия всех перенесённых страданий?

Ладно, примем то, что в экранизации Волкова не нашлось место главным персонажам Волкова — неизбежная практика переосмыслений. В конце концов, даже в нынешнем «Аладдине» сильно сдали Яго, Коврик и Джафар. Смиримся и с тем, что командует парадом одномерный комик-релиф — мало какое произведение обходится без этого (свяжите меня с Диснеем, предложу им взять в будущий оскаровский номинант лучший комедийный дуэт современности, по дороге превратив их в бездушные куски пластика с нарисованными улыбками). Это же всё-таки «Мельница», прохаживаться катком по библиотеке своих персонажей, делая их совершенно плоскими и ненужными — добрая и старая их традиция. Достаточно вспомнить «Трёх богатырей на дальних берегах» — первый плохой фильм студии, который пытался прятать похороненных персонажей за фасадом из сатиры и какого-никакого приключения. Получалось скорее плохо, но как минимум пара удачных находок запоминается достаточно хорошо. Так вот у «Урфина 2» нет даже этого. Ощущение, что на этот раз Боярский решил ограничиться продюсерскими функциями, а сценарий за него писала нейросеть. Тим попадает в локацию 1. Урфин попадает в локацию 1. Тим говорит с кем-то в локации 1. Урфин говорит с кем-то в локации 1. По причине умственной отсталости и/или сюжетной необходимости Тим попадает в локацию 2. Тим говорит с кем-то в локации 2. По причине умственной отсталости и/или сюжетной необходимости Урфин попадает в локацию 2. Урфин говорит с кем-то в локации 2. Это эпическое противостояние до последних, внимание, десяти минут фильма, когда главный герой и главный злодей наконец встретятся лицом к лицу. Финальная битва не уступает по размаху, дословно цитируя концовку «Аладдина». Самую концовку, я имею ввиду. Что хорошо для девяностых, сойдёт и тридцать лет спустя. Все два человека, которые сидели в зале, к этому моменту давно вышли.

Но главная проблема даже не в раздражающих персонажах или коряво сшитых между собой короткометражках, которые тут именуют сюжетом. Дело вообще не в том, что фильм ужасен как вещь в себе. Худший мультфильм года, худший фильм студии, худший отечественный фильм года — неважно. Куда важнее общий контекст ситуации, в котором Урфиновская дилогия ложится густой тенью на всю студию.

Вернёмся в 2015 год ещё раз. Номинируют на «Оскар» за «Мы не можем жить без космоса», выходит уже упомянутая «Крепость», анонсируется «Иван-Царевич 3», который впоследствии получает неожиданно тёплый приём за счёт участия «Квартета И» в написании сценария. Ренессанс как он и есть. В 2017 году положительный фон ненадолго прерывается ради планового отмывания денег на богатырях, а потом вновь только хорошие новости: Константин Бронзит (человек-легенда, двукратный номинант «Оскара» и режиссёр «Алёши Поповича») ставит неплохую «Наследницу престола», собирает меньше десяти миллионов долларов (впервые за всю историю богатырских кроссоверов) и серия, наконец, закрывается (в заявленном спин-оффе про коня персонажей знаменитой картины Васнецова не будет). И вот посреди всех этих пассивных тычков вперёд возникает дилогия, устаревшая настолько, насколько это вообще возможно. Забавный факт: совершенно провальный мультфильм, который в России продавали под названием «Возвращение в Изумрудный город», вышел ещё в 2013 году. В том же году вышел «Иван-Царевич 2», чья завязка без особых изменений перекочевала в «Урфина Джюса 2». Представители студии могут сколько угодно пускать пыль в глаза фразами о том, что этот фильм нужен для того, чтобы изучать на практике технологию и использовать в долгосрочной перспективе (чем активно занимаются в соцсетях). Но будем честны, не может быть никакой перспективы, если просто заниматься копированием либо самих себя, либо наименее удачливых (и наименее талантливых) коллег по цеху. Нет никакого развития там, где даже главный актёр звучит так, будто ему полностью наплевать на результат, а сценарист не потрудился добавить в фильм даже не единой шутки, что уж говорить о чём-то большем. Простительно, что фильм выглядит не сильно лучше аляповатых выкидышей «Лицензионных брендов», непросительно — что флагмановская студия тратит на него столько времени и ресурсов, получая такой результат. Люди, что славятся креативом и бесстрашием, получают на руки богатейший сеттинг и готовый сценарий в лице «Огненного бога Марранов», оказываются совершенно неспособны наполнить чем угодно интересным даже смехотворный хронометраж, едва переваливающийся за один час. Вот так, фильм за фильмом, мы совершенно растеряли анимационную индустрию, если когда-то вообще имели.

Но разбавим напоследок весь этот негатив. Во-первых, позитивные моменты в «Урфине Джюсе 2» всё-таки есть. Неплохая задумка с голосовым помощником, которого озвучил конь из богатырского сериала. Дюжев хорошо играет голосом — в этом качестве его Медведь превосходит буквально всех главных героев разом, лучшая роль артиста со времён мафиози в рекламе «Полиоксидония». Книга Гингемы — почти отличный персонаж и единственный, у кого в фильме есть почти полноценная арка. Узкие джинсы Элли технологично смоделированы. Попадается пара песен, которые совершенно не вписываются в повествование, но приятные сами по себе.

Во-вторых, была возможность посмотреть трейлер квадриквела «Ивана-Царевича» и, несмотря на сомнительный премис, смотрится он выгодно. В него хотя бы завезли шутки, которые пишет не нейросеть, а всё те же проверенные люди, что привели к успеху предыдущую часть. Будем держать за «Мельницу» кулачки. А пока что:

II/10