По ту сторону реальности: рецензия на «За дверью сна» (1988) — Перетрение

В 1988 году 26-летний режиссёр Джей Велфел снял свой необычный дебют «За дверью сна», на первый взгляд, составленный из достижений Уэса Крэйвена на поприще франшизы «Кошмар на улице Вязов», с привлечением некоторых тем и образов другой франшизы «Зловещие мертвецы». Однако фильм режиссёра отнюдь не подражание, а вполне самобытная история.

Постановщик намеренно снял картину в усложнённой сюрреалистической эстетике, где зрителю порой тяжело понять, где реальность, а где сон. Да и что такое сон? Быть может, сны посылаются людям из другой реальности, возможно, сновидения и есть иная реальность, и те, кто забывают сны, уподобляются Адаму, согрешившему против Господа. Неслучайно в считалочке забытый сон сопоставляется с грехом, ведь где, как не во сне, человеку узреть правду о себе.

Аннотация на КП лишь вводит в заблуждение потенциального зрителя, настраивая его на совсем другое кино — о демоне, преследующим героя во снах. Но этот сюжет использовал Уэс Крэйвен, добившись, безусловно, значительных художественных успехов. Велфел же идёт другой дорогой. Он намеренно запутывает действие, ничего не объясняя, предлагая зрителю самому трактовать возникающие образы. Режиссёр действует в полном соответствии с принципами сюрреализма, для которого характерно наличие сверхреальности, изображение чего-то, находящегося за гранью человеческих представлений об окружающем мире. Если Уэс Крэйвен, будучи связанным узами мейнстрима, побоялся усложнять художественное пространство фильма дополнительными смыслами, то Велфел находился в более выигрышной позиции. У него не было большого бюджета, и фильм предназначался для ограниченного проката. Поэтому это позволило Велфелу снять неформатный хоррор, смотреть который всё равно, что взирать на оживший кошмар.

«За дверью сна» — о том, что якобы было или только привиделось. Сны героя оживают и постепенно заменяют собой реальность, персонажи двоятся, троятся, во сны вовлекаются и посторонние люди, желающие помочь главному герою Бену. При этом Велфел постоянно ссылается на психоанализ, ведь персонаж участвует в психологических экспериментах по изучению сна. Ему не снятся сны с 9 лет, когда погибли его родители, точнее, он их не запоминает. В связи с этим происходящие события можно трактовать как погружение героя вглубь себя, выход на волю подавленных воспоминаний. Ведь сны, по мнению учёных, это образы сознания, когда разум спит, но подсознание бодрствует. Неслучайно чудовищный монстр вышел из Cellar door, буквально, дверь в подвал. Cellar door считается самой красивой англоязычной фразой, в то же время простой по смыслу. И ещё это идеальная метафора тайны, загадки, секрета.

В кинематографе Велфела важно направление. Герои постоянно спускаются вниз, как бы уходят в глубины разума. А монстр, вышедший из Cellar door, должен непременно туда же попасть, как бы соединившись с разумом породившего его Бена.

Как и в своём будущем фильме «Убежище тьмы», Велфел творит мир, где нет разницы между жизнью и смертью. Убитые монстром живы в реальности сна, а главные герои заточены в некоем зазеркалье. В одной из сцен безрукий человек подносит к герою зеркало, чтобы он как бы взглянул на себя, посмотрел со стороны, ведь известно, что люди видят мир субъективно. Органы чувств не дают объективной картины о мире. Мозг человека выстраивает проекцию мира, основываясь на информации зрения, слуха и т. д. Именно поэтому феноменологи не считали мир объективно существующим, ибо человек не может выйти из себя и посмотреть со стороны. А познающее сознание как раз и делает окружающий мир реальным.

Амбивалентность, двойственность дебютного фильма Велфела привлекает к нему особое внимание. Для одних зрителей — это страшная история о некоей злой силе, преследующей героев, как во сне, так и наяву. Для других же — убедительная исповедь о внутренних демонах, терзающих душу и делающих реальность неотличимой от сна.

Монстр как тёмная половина души Бена, стремящийся обрести контроль над разумом после долгих лет подавления. Противостояние с ним — как борьба с самим собой, наиболее трудная из всех возможных битв. Признать в себе зверя и победить его — задача для истинных храбрецов. В то же время это идеальная тема для хоррора, ведь душа человека содержит намного больше страшных тайн, чем может вообразить режиссёр традиционного ужастика.

К сожалению, в дальнейшем Джей Велфел стал снимать всякую малобюджетную халтуру, особенно для студии «Full Moon», среди которой лишь «Невидимое зло» выделяется в лучшую сторону.

 

По ту сторону реальности: рецензия на "За дверью сна" (1988)
7.5Оценка
Оценка посетителей: (2 Votes)
10.0